Перед учителем, как перед Богом, посредники не нужны

Submitted by admin_kojunkan Sun, 01/19/2014 - 23:56

Попытки связать понятия «бизнес» и «боевые искусства» постоянно вызывают бурную полемику среди приверженцев последнего. Аргументы о целостности устремлений и минимальной извилистости выбранного пути подразумевают полную отдачу любимому делу. Тезис же о том, что ни хлебом единым жив человек, тем не менее, не исключает некоторой заботы о хлебе насущном и в данном случае подразумевает, что хлеб этот может быть следствием успешного несения полученных знаний жаждущим. Однако многочисленные свидетельства негативного влияния «коммерциализации» на концепцию развития школ заставляют усомниться в целесообразности превращения таковых в источник доходов. Третьей силой, способной разрешить противоречие, обычно считается государственный бюджет, который поддерживает общественные начинания, обеспечивающие стране день завтрашний. Однако присутствие скудных государственных вспомоществований, не позволяя отказаться от права на надежду, служит лишь яблоком раздора, для многочисленных федераций и ассоциаций.

В пределах отечественных границ, но за пределами вышеописанной проблемы, сегодня находятся, не многие украинские мастера боевых искусств.

Недалеко от Киева расположено небольшое гостеприимное владенье, включающее уютный дом, массу живописных пристроек, тории, сад камней и выстроенное по всем правилам додзе. И если бы земля не была припорошена снегом, а озеро, окаймляющее беседку, не прихватилось льдом, Я усомнился бы относительно степени «отечественности» местопребывания, да и так иногда закрадывались мысли о телепортации в пространстве и во времени.

У хозяина додзе Карпенко Юрия Алексеевича опыт занятий боевыми искусствами весьма разносторонен. Начав в детстве с бокса, перешел в дзюдо. Позже были и ножевой бой и стендовая стрельба и обучение каратэ у отечественных инструкторов, загадочным образом достигших не подтвержденных японскими дипломами мастерских степеней и, вместе с тем, очень продуктивных знаний и умений. Во времена перестройки хлынувший в постсоциалистическую державу поток информации принес с собой массу почти немыслимых ранее возможностей. Стало доступным обучение у европейских мастеров высочайшего уровня. Япония уже не казалась столь далекой.

Ян: На сегодняшний день Вы являетесь единственным полномочным представителем стиля Kokodo ju jutsu в Украине, да и на просторах СНГ. Расскажите пожалуйста о стиле и о том, как Вы пришли к нему?

Ю.А.: Я изучал несколько направлений традиционного дзю дзюцу, основными из которых стали три его разновидности.

Первым был традиционный стиль Хакко рю, который основал Окуяма Рюхо. Обучаясь в школе Дайто-рю у одного из самых талантливых учеников Такэды Сокаку – Мацуда Тосими, он получил инструкторскую лицензию на право обучения и ценные наставления от самого знаменитого наставника.

С конца 20-х по начало 40-х годов Окуяма много путешествовал по стране и знакомился с представителями различных японских боевых направлений. Он изучал разные стили дзюдзюцу, иай-дзюцу и техники самозащиты госиндзюцу, изучал сюрикен-дзюцу (метание лезвий) и дзе-дзюцу (техника боя палкой), технику боя серпом и цепью кусаригама, кен-дзюцу, со-дзюцу (фехтование на копьях) и кю-дзюцу (искусство стрельбы из лука).

Перенеся в детстве менингит, от которого он смог излечиться только благодаря традиционной китайской медицине и доктору Тянь Юаня, Окуяма посвятил ее изучению бóльшую часть своей жизни.

Полученные знания не позволили Окуяме замкнуться в рамках одного Дайто-рю айки дзюдзюцу, и он постепенно сформировал собственную школу более универсального будо, где акцентируется внимание на работе с энергетическими меридианами и биологически активными точками.

1 июня 1941 года, в синтоистском монастыре в Шиба (округе Токио) была проведена официальная церемония провозглашения рождения Хакко рю. В этот день Мастер Окуяма получил имя Рюхо – «имеющий сущность дракона».

Школа Хакко-рю дзюдзюцу стала знаменита не только универсальностью будо, но и принципиально отличным от традиционных школ подходом к обучению. Это первая школа, переступившая рамки «истинной традиции», и одновременно, сохранившая ее. В ее стенах «секретные техники» стали доступны всем тем, кто ставил своей целью их изучение. Впервые иностранцам было дозволено получать высшие титулы и соответствующие им знания.

Технический арсенал Хакко рю дзю-дзюцу в основном состоит из болевых воздействий на суставы, сухожилия и болевые точки на руках, включает броски, удушающие приемы, контроли и элементы ударной техники. Техника Хакко рю считается одной из наиболее болезненных в японских боевых искусствах.

Сейчас школу возглавляет сын основателя Тоши Окуяма, принявший согласно традиции имя отца – Нидай Соке Рюхо Окуяма, у которого я и имел честь обучаться.

Вторым для меня стало современное направление Хакко Дэншин Рю.

Этот стиль ставит во главу угла прикладной аспект самообороны, работу с энергетическими меридианами и точечный массаж сиацу. В додзе Хакко Дэншин Рю культивируется ортодоксальная техника Школы в практически неизменном виде.

Хакко Дэншин Рю включает также раздел иайдо (Гошин Иай Ката) и методы использования разных видов оружия.

Третье направление – это совсем молодой стиль Kokodo. Его основатели – наиболее авторитетный Шихан Хакко рю хонбу додзе Ирие Ясухиро (Япония) и Бельгийский специалист Иво Бэлманс. Название стиля переводится как путь императорского света. В названии обыграны также слоги, составляющие имена основателей. Основной принцип – это респект, то есть уважение, честь и дружба. Я хорошо знаком с обоими мастерами , занимался и продолжаю изучать у них курс Йоданша Кокодо.

В начале 90-х годов Ирие Ясухиро, имеющий мэнке кайдэн и высшую степень посвящения Сан Дай Кичу, совместно с ведущими иностранными мастерами такого же уровня из Европы (Антонио Гарсиа) и Америки (Майкл Ламоника) создал крупную международную организацию Кокодо Рэнмэй. Однако спустя некоторое время Ясухиро Ирие вышел из состава организации и на смену ей в 1998 году основал Kokodo ju jutsu, которую я и представляю в Украине.

Ян: Вы лично знакомы с многими мастерами как японского, так и европейского происхождения. Какие индивидуальные качества, отличают каждого из этих мастеров? Что было ценно для Вас в общении с ними?

Ю.А.: Поскольку боевыми искусствами я увлекаюсь серьезно и давно, то и знаком со многими. Конечно, что-то можно почерпнуть, посетив семинары, но этого не достаточно.

Первым европейским мастером, у которого я учился, Антонио Гарсиа. Меня с ним связывают теплые дружеские отношения. Именно у него я начал изучать стиль традиционного дзю-дзюцу. Однако некоторые неудобства доставило слишком трепетное отношением к «секретным техникам» школы со стороны Антонио. Начиная с определенного уровня, новые знания он выдавал по капле. Даже его ученики давали больше. Пришлось корректировать свой Путь.

Однако человеком, который сделал для меня стиль Kokodo родным, конечно же, является Соке Irie Yosuhiro. Он считает, что сейчас я достиг уровня, когда мне можно доверить некоторые секреты. Вообще он эстет, а по профессии – врач. Это определяет некоторую щепетильность в построении отношений, тонкость в общении. Он большое внимание уделяет гигиене. В его додзе не занимаются босиком. Он очень не любит, когда при общении у человека летит слюна, это у японцев считается неприличным. При разговоре, находясь очень близко, японцы прикрывают рот рукой, для того чтобы пары воздуха, или запах, не коснулись собеседника. С другой стороны, они не считают зазорным доедать из чужой тарелки. Возможно, это обуславливается исторически тем, что они пережили времена острой нехватки еды, когда от голода вымирали целые поселения. Обедая в ресторане, считается нормой предложить то, что не съешь сам, товарищу. Или взять из его тарелки лишнюю еду.

Ян: Кто из европейских мастеров произвел на Вас наибольшее впечатление?

Ю.А.: Очень большое впечатление на меня произвел Профессор Ричард Моррис. В молодости он начинал с дзю-до и обучался у сэнсэя М. Отани, ученика основателя дзюдо сэнсэя Дзигоро Кано. Я имел честь тренироваться у Морриса. Его техника очень красива и зрелищна. Выполняя на семинаре роль его уке (ассистента), я понял, что она чрезвычайно жесткая. После выполнения каждой из техник я не переставал удивляться, что он мне ничего не сломал. Профессор Моррис очень обаятельный, общительный человек, и большой оптимист. В нем всегда присутствует задор, которым он заражает всех. Он не останавливается не перед чем. Его проблемы, его боль всегда остаются за кадром. В последнее время он перенес несколько операций, но тем не менее это не ставало преградой ему для того, чтобы выходить на татами и проводить тренировки на семинарах и конгрессах дзю дзюцу. Я считаю, что эта черта, которая особенно ярко выражена у Морриса, должна быть присуща всем тем, кто занимается боевыми искусствами.

Ян: Расскажите, пожалуйста, о втором основателе школы Kokodo?

Ю.А.: Человек, которого я могу назвать настоящим европейским самураем – это Иво Бэлманс. Иво является образцом честности во всем. Будь то боевые искусства, бизнес, семья или дружеские отношения. Он самодостаточен. У него есть работа, которая позволяет ему достойно содержать семью и не тянуть лишнюю копейку из своих учеников. Показательно, что денег за проведение семинаров (гонорар) он не берет. Когда он приезжает для проведения семинара, ему необходимо оплатить только дорогу и проживание. Он шутливо говорит, по этому поводу:- дайте мне кусок хлеба, стакан воды и укажите место, где я смогу немного поспать- и я буду Вас обучать боевому искусству. В его организации существует лишь членский годовой взнос. Пообщавшись с ним, я стал по-другому относиться к принципам обучения своих учеников.

Ян: Что можете сказать о таком известном европейском мастере как Ян-Эрик Карлссон?

Ю.А.: Когда я приезжал к Эрику, он селил меня у себя в додзе. Общаясь с ним, я видел его преданность выбранному делу- боевому искусству. Его отличает то, что вся его жизнь – это дзю-дзюцу. В молодости он очень интенсивно тренировался. Ян-Эрик Карлссон стал одним из первых европейцев, выступавших в показательных выступлениях Японской Федерации Кобудо, как член семейной школы боевого искусства. Он фантастический организатор. Его собственная школа Хоку Шин Ко Рю Дзю-Дзюцу и Кобу-Дзюцу официально признана крупнейшими международными организациями культивирующими боевые искусства. Она превратилась во Всемирную Федерацию, открывшую представительства в разных странах мира. На базе этой организации, в конце 90-х годов создалась Международная Академия Черных Поясов, целью которой служит повышение квалификации преподавательского состава различных Будо/Бу-Дзюцу – организаций. Деятельность Яна-Эрика Карлссона говорит о том, что понятия «бизнес» и «боевые искусства» совместимы. И это тоже признак Мастерства.

Ян: Во главе Кокодо Рэнмэй стоял в том числе американец Майкл Ла-Моника. Вы знакомы с этим человеком?

Ю.А.: Мы встречались с ним в Европе на разных мероприятиях раза три. Из беседы с ним я узнал, что по происхождению он белорус, хотя родился и живет в Штатах. Русского не знает. В США работал полицейским. По комплекции он очень крупный, эдакий человек-медведь, что не типично для тех, кто практикует джиу-джитсу. Японцы недоумевают, зачем ему джиу-джитсу. Его масса и сила таковы, что если он схватит за руку то, не зависимо от знания техники, руку оторвет. Но техника у него качественная, существенно отличается от техники Гарсии, не от того, что у Гарсии что-то не так, она другая. У него много хенка (разновидность техники, отступление от базового варианта), и много прикладных вещей рассчитанных на работу полицейского.

Ян: Нам известно, что вы являетесь личным учеником, учидеси, мастера Ясумото. Какое впечатление у Вас сложилось об этом человеке?

Ю.А.: Ясумото Акиёси – душевный и гостеприимный человек, но он очень одинок. Охотно тренирует не японцев, но в самой Японии у него, на сегодняшний день, учеников нет. Довольно странная ситуация- в Японии есть прекрасные условия для изучения боевого искусства (Кэйко), великолепные Будоканы на любой вкус, от исторических до современных, Специалисты, носители стилей и форм.. И, самое ценное- Духом воинов плотно насыщен воздух… Это не проблема Сэнсэя Ясумото, это вопрос внутренней культурной политики Японии. Боевое искусство не является спортом, тем более не относится к олимпийским видам спорта. Применить его воину в современном бою довольно сложно, а изучение требует немало времени и сил, поэтому молодежь современной Японии выбирает заокеанские виды спорта или просто развлекается в «Пачинко»(игровые автоматы). Я очень уважаю Соке Ясумото и мне приятно быть его личным учеником (учидэси). Он был большим специалистом в Школе Хонтай Йо Шин Рю, владеет высшей мастерской степенью «мэнкё кайдэн» этой школы и поистине бесценной информацией по многим боевым искусствам. Созданный им стиль Мотто-ха Йо Шин-рю мне близок по духу, поскольку там присутствуют все принципы и элементы традиционного Дзю-дзюцу. Ясумото-сэнсэй очень добрый и мягкий человек, к сожалению, этими его качествами зачастую пользуются его недоброжелатели и просто те, кто строит бизнес на боевых искусствах, используют его в своих корыстных целях. Есть еще в Европе горе – организаторы, проходимцы которые, приглашая его- то денег за билеты не заплатят, то бросят его в аэропорту за несколько суток до вылета самолета назад в Японию, притом голодного, то паспорт его потеряют… Я с ним не раз говорил на эту тему, пытался открыть ему глаза, как мне казалось, что он этого требует. Я заблуждался. Он все понимает и принимает этот мир и его чудеса таким, каким он есть. Таково его предназначение, его путь. Путь Самурая с большой буквы.

Ян: В начале беседы, Вы упоминали об обучении у сына основателя Школы Хакко-рю дзюдзюцу, Тошио Окуяма, сегодняшнего Соке. Известно, что он не очень охотно берет кого-либо в ученики. Как Вы попали к нему?

Ю.А.: К Нидай Соке Рюхо Окуяма, я приехал, предварительно договорившись с ним по телефону. Примечательно, что сделал я это будучи на вокзале в Оомии (район Токио). Он не ожидал такой прыти, и ему было любопытно проверить мои знания техники Хакко Рю полученные от его старых знакомых из Европы, с которыми он давно разорвал отношения. К моей технике отнесся критически, исправлял по ходу практических занятий.

Много тренировался. В общем, по восемь часов в день. Четыре из них непосредственно с Окуямой ( два утром, два вечером). Еще четыре – с его шиханами. С шиханами я работал по очереди. С одним – по технике первого дана, потом он садился, выходил следующий – отрабатывали технику второго дана, со следующим – третьего дана. Это было действительно тяжело, потому что происходило все это летом, а в Хомбу Додзе Хакко Рю нет кондиционеров. Они называли меня «фонатик». Сам Тошио Окуяма – очень закрытый человек и неохотно идет на контакт. Он вообще не понимает, зачем европейцы едут изучать восточные боевые искусства, ведь японцы не стремятся изучить украинский гопак. У него обширная медицинская практика и он практикует точечный массаж- шиацу. Ему присуща традиционная японская черта – довольствоваться тем, что есть. Он не стремится больше заработать, не тщеславен. От него я узнал еще одну чисто японский подход к решению вопросов. Японцы считают возможным забирать свои слова обратно. Уже позже, мне об этом, японцам присущим качестве, дал знать и Ясумото. Соке,- означает хозяин, значит- хозяин и своего слова. Дал- забрал. Это называется – сделать шаг назад. И это, они считают для них нормой, а в отношении их невежеством. Это нормально! Иногда для европейца это может стать неприятным моментом. Не зря многие европейские школы и организации не работают с японцами в плане наставничества. Хотя, я считаю, что у них есть чему учиться.

Ян: Что нужно сделать, чтобы удостоиться чести быть принятым на обучение к японскому мастеру? Может ли европеец претендовать на прямое обучение у главы Хомбу Додзе или нужно пройти предварительное тестирование у его старших учеников?

Ю.А.: Перед Учителем, как перед богом посредники не нужны. Я предпочитаю получать информацию из первых рук. Сейчас я достиг того уровня, когда это возможно. При необходимости могу заплатить, но главное не в этом. Японцы настроены доброжелательно. Все зависит от умения строить отношения, от объема полученных знаний. Конечно, когда собираешься на обучение, важны рекомендации, но многое определяется при личном знакомстве. Более всего ценится желание постигать и умение работать.

Ян: В представляемом Вами стиле, как и во многих других традиционных не проводится соревнований. Адепты некоторых из них объясняют это тем, что традиционные техники ориентированы на то чтобы поразить человека или, как минимум, вывести его из строя путем нанесения тяжелых телесных повреждений. Почему не приемлете соревнований Вы?

Ю.А.: Тезис о смертоносности техник не кажется мне удачным. Для того чтобы убить, не нужно боевое искусство. Если владеешь техникой, ты знаешь, как не убить.

Проведения соревнований между представителями одного и того же стилистического направления я не считаю разумными по причине заведомого искажения техник. Любой стиль рукопашного боя подразумевает как наличие техники нападения, так и способов ухода от нее. Таким образом, в идеальном варианте такого победителя просто невозможно установить. При состязании с примерно равных противников (что и подразумевают такие соревнования) выигрывает не стиль, а физическая выносливость или умения присовокупить к традиционным техникам вкрапления из других дисциплин. Не утерять специфики и продемонстрировать красивое использование технического арсенала возможно при спарринге с представителем другого направления или с человеком физически сильным, но не практикующем БИ. В противном случае вы становитесь свидетелем примитивного мордобоя, очень символически носящего наименование того или иного стилистического направления.

Ян: В боевых искусствах вы достигли признанных успехов, и являетесь обладателем ряда мастерских степеней, тем не менее, Вы называете себя любителем и предпочитаете профессионально заниматься иным бизнесом. Не возникает желания сконцентрироваться на ju jutsu?

Ю.А.: Нужно понять для себя, чего ты хочешь от изучения боевого искусства. Если острых ощущений, побед и зрительских оваций, то это – бои без правил. Их много разных.

Если испытания собственных знаний на реальность применения – то это антитеррористические отряды и различного рода спецназы. И не стройте иллюзий, ни один «любитель», как бы душевно он не относился к практикуемому им стилю, не выстоит против профессионала.

Если же Вы через практику боевого искусства ищите пути к самосовершенствованию и самореализации, то это не нужно делать бизнесом.

Я отношусь к боевому искусству как к искусству. И это очень наглядная модель построения отношений. Все в нем можно использовать в жизни. Ощущения, принципы, элементы движения.

Ян: Каким образом в Вашем бизнесе, Вам помогают занятия боевыми искусствами?

Ю.А.: Я ощущаю себя уверенно и самодостаточным. Я почти никогда не использую умение набить лицо – это признак ограниченности. Все можно решить переговорами. Раньше я был вспыльчив, сейчас я себя всегда контролирую. Это отражается на построении отношений. Если человек получает от своей работы удовольствие, он обречен на успех. На сегодняшний день я достиг почти всего, к чему стремился, а это признак того, что я выбрал правильный путь- БуДо.

Ян: Помимо занятий боевыми искусствами и бизнесом Вы занимаетесь живописью. Вы специально обучались этому?

Ю.А.: Специального образования я не получал, но рисовал всегда. В детстве, в военном училище, на службе в ВМФ. Позже брал уроки живописи у многих известных художников. Последние два года, правда, я почти не пишу, делаю лишь наброски, эскизы для будущих работ. Жду когда «прорвет», появится вдохновенье, и я снова буду «рвать холст». Ранее я участвовал в выставках, в том числе и международных. Много работал. У меня в офисе, в кабинете стоял мольберт, краски, холсты. Все свободное от переговоров и дел время, я писал. Приходил пораньше и уходил позже.… Сейчас, в основном мои картины проданы, но они есть на фотографиях, оставшиеся, можно увидеть у меня дома.

Для любого нормального бизнесмена не безразлично, в каком государстве он живет. Ему не все равно, каким это государство станет завтра. Все хотят, чтобы их дети и близкие жили в нормальном обществе, в котором есть определенные моральные принципы и благородные правила. Их отлично формируют боевые искусства, которые к тому же обеспечивают хорошую физическую форму. В школах боевых искусств учат жизни, учат выживать, учат слушаться старших, учат конкурировать.

Возможно, именно самурайская мораль и высоконравственная жизненная философия позволили миру говорить о японском экономическом чуде. И, может быть, изучение принципов этого явления, наглядно смоделированных восточными боевыми искусствами, позволит нашим Мастерам превратить наше культурное наследие, наши традиции и ценности из элементов богатейшего, но невостребованного «архива культуры» в реалии сегодняшней жизни.